от Воробиевки до Винницы — 3

Часть третья. Вторая часть от Воробиевки до Винницы тут »

Обед я решил сделать, не поднявшись по течению, а спустившись, дабы показать самые интересные на Южном Буге пороги и вообще красивые места. Те самые Киевские пороги, которые так любимы туристами водниками и те самые, которые прекрасной половине предстояло увидеть впервые.

В Воробиевке ездят на велосипедах

Вскоре и обед и две фотосессии остались позади, и мы тронулись в обратный путь – на Винницу.
Лето с самого утра, решило заранее выжечь всю дорогу дотла. Но мы не замечали жары, так как вкусная еда, начало маршрута, новые впечатления затмили все неприятности.
Вернувшись к понтонному мосту мы остановились на очередную фотосессию и запечатлели девушку без весла, но зато возле и с якорем, а также сам мост. Далее набрав в колодце воды, мы поехали по маршруту к пункту «Цэ».

Магазин в Воробиевке

Воспоследовавшая красивая равнина порадовала лазурной зеленью и буселом, который не захотел фотографироваться вблизи и, показав пугливый нрав, улетел. На Украине буселы (лелека, бусол, бузько, чорногуз, гайстер) символ добра и любви (от названия божества – Леля, того кто приносит в дом детишек) и, хотя они и едят лягушек, считаются уже сотни веков одной из самых положительных птиц.

Останавливаясь для ахов и охов по поводу природы, для небольшого перерыва с купанием в Южном Буге и фотографирования интересных пейзажей и их частей. Место для купания как раз есть на фото.

Пороги в Воробиевке, Винницкая область

Дальнейший путь порадовал сначала бревенчатой переправой через речушку Болотушку. Которую мы форсировали попарно. Пара составляла один велосипед и одного велосипедиста. Но на этот раз, к вящему удовольствию велосипедов они были сверху. А к еще более вящеемому удовольствию моего велосипеда он на мне был весьма долго – пока прекрасная половина поймала кадр, пока фотоаппарат отрабатывал свое, пока она выбирала лучший кадр, все это время я балансировал на бревне что твой фигурист и старательно втягивал живот в талию и держал непринужденную улыбку. Да, мало того, я еще проклинал фотоаппараты «UFO» за их медлительность и отмахивался от внутреннего голоса, который сравнивал меня со статуей всемирного идиота с велосипедом.

Велосипедный фигурист на бревне

Далее был трубопровод Уренгой-Помары-Ужгород, высившийся над Бугом и прилегающим лугом на высоту пятиэтажки. Сфотографировать его не удалось по причине того, что эмоции от его созерцания затмили здравый репортерский смысл.

Солнце. Тут следует написать о том, что солнце уже успело взобраться на самую верхотуру и с высоты творило свое подленькое дело – жара стала просто невыносимой. А тут еще дорога. Она отказывалась петлять между деревьями, а прямой палкой ленивилась как раз на самом солнцепеке. Мы страдали, как ежики, из анекдота которые, плакали и кололись, но продолжали крутить педали велосипедов.

Еще немного спустя нас ждал небольшой подъем или достаточно большой, как выразилась прекрасная половина. Мало того, она в своих недалеких, с моей точки зрения высказываниях, усомнилась в том, что я по такой жаре выеду наверх и предложила спешиваться.
Это, естественно, задело мою профессиональную подлость гордость и я, закусив удилазубы ломанулся наверх как ошпаренный сайгак. Прыти хватило на треть, дальше, не смотря на вываленый на руль язык, выехал только благодаря широким познаниям в матерных разговорах, подсказках по этому поводу внутреннего голоса и тому, что я заранее привязал ноги к педалям велосипеда.

Пока моя прекрасная половина поднималась пешком, ведя велосипед под ручку. За это время я успел почесаться во всех стратегических местах и пару раз согнать с носа пот, что, впрочем, никак не решило проблему избытка влаги на одного человекомужчину. Ситуацию спасло только такое же наличие оного у моей прекрасной спутницы – чему бодро порадовался внутренний голос.
– Нам налево! – отрапортовал я.
– Не хочу налево – отдышалась прекрасная половина – там обрыв.
– Нет там обрыва! Я же знаю! – преданно глядя в глаза прекрасной половине, обманывал я.
– Есть! – упорствовала она.

Ага – понял я, осмотревшись. Дорожка что вела направо, хоть и имела подозрительный подъем, все же терялась в скудной тени немного дальше (на фото не видно).

 Дорожка что вела направо

А правильный путь, от слова «право», и, хотя, как известно каждый мужчина имеет право на лево, я будучи мужчиной умным я умно и поступил. Игнорируя аргументы прекрасной половины, как верховная рада нужды народа, я свернул направо и медленно покатил вверх.
После подъема, добавившего нам нового пота, открылось полностью простреливаемое солнечными лучами пространство. Большое пространство. Просто таки скандально большое! Кажется, Алченок что-то тихо проклинала. Или молилась. Но господь Бог и его заместитель по тылу давать тень отказывались наотрез.

Винниччина, возле села Никофоровцы

Еще некоторое время мы страдали от жары, вкушали арахис, фотографировали окрестности и крутили педали велосипедов. Далее произошел весьма интересный казус. Прекрасная половина продемонстрировала чудеса съезжания с горки, а я остановился сделать фотографию плывущего бобра, однако фотик долго не хотел сначала включаться, потом срабатывать и растерянный я сделал пару тройку фоток воды. Фото воды прилагается. А далее, полный негодования на английскую технику я поспешил к ней. Она стояла отвернувшись от воды и смущалась. И было чего! На соседнем берегу возле одинокого дерева стояла одинокая «Таврия» а возле одинокой «Таврии» одиноко лежало цветастое покрывало. На этом одинокость заканчивается. На покрывале было двое. При этом мужчина старательно работал, а женщина кричала «Ой! Ой! О-йо-йо-й!» Я даже челюсть уронил от неожиданной картины. Я был настолько растерян, что не сфотографировал сию прелестную картину. Все на что я сподобился это громко крикнуть: «Давай-дава! Так держать!» Чем еще более смутил прекрасную половину и нисколечко не смутил все так же старающуюся парочку.

Фотография бобра

Внутренний голос посмеялся нам моим репортерским ляпом, а прекрасная половина возмутилась моей невоспитанностью и громкостью комментария, и мы продолжили наше велосипедное путешествие. А что не так? Если ты «делаешь новых людей» на берегу реки, средь бела дня, в пятидесяти метрах от проторенной рыбаками дороги, пусть даже на другом берегу, будь готов услышать не только сладострастные стоны партнерши, а и комментарии подсматривающих.

А вот тут фото, которое я так и не сделал

Конец третьей части. Часть четвертая от Воробиевки до Винницы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *