Философское отступление

жалко нет голосовалки, было бы интересно…

Тебя зовут Санёк.

Ты автослесарь.
Харкаловка, где ты родился и вырос, в раньшие времена была окраиной рабочего посёлка. Посёлок за советские годы вырос до двух с лихуем миллионов, обзавёлся метрополитеном и драмтеатром, но городом в приличном понимании слова так и не стал. Харкаловка вошла в черту и даже подобралась к центру, и стала называться иначе.

Внеклассные занятия по взрослению и мужанию коренного харкаловского самца ты не пропускал: пить и курить начал вовремя, в 12-13 лет, имел приводы по мелочам и пару раз, хоть и без энтузиазма, участвовал в межрайонных месиловках. Отделывался лёгкими контузиями.

На институт плюнул, хотя математица, физик и англичанка говорили, что может и повезти, и после армии устроился в гаражи чинить тачки. Потом времена поменялись, и всякие институты оказались, что и требовалось доказать, на хуй никому не нужной блажью.

Жизнь шла нормальком, пока ты не выиграл джек-пот, позвонив на радио и правильно ответив на несколько коварных вопросов: сколько квадратных метров в одном квадратном километре, где уши у кузнечика и что такое бонбоньерка.
Тут жизнь и кончилась.

Оказалось, против ожидания, что это не кидалово, а реальный месяц на райском острове посередине Пасифика. Пасифика — так сказали по телефону из Москвы Голосом, под который хотелось засыпать. Пасифика — и стало ясно, что Тихим этот океан называют только лохи среднего Нечерноземья, а правильно называть его именно Пасификом, потому что откуда в Тихом океане райские острова. Деньгами взять выигрыш нельзя. Надо ехать.

Москва не слала глянцевых брошюр и не донимала предложениями докупить сковородку и утюг. Тот же Голос, от которого томило в паху, сказал простыми короткими фразами, что включено всё, и всё значит именно всё — весь месяц пребывания на острове уважаемому мистеру Кучкину вообще не потребуются деньги. Достаточно пожелать — и все его мечты станут явью.
Пошлить в разговоре с Голосом не смоглось, но Голос сам повторил, слегка выделив произносимое интонацией в нужную сторону: все мечты. Все.

В нужный день к подъезду твоей заплёванной хрущёвки подкатило нечто — автослесарь, ты узнал: Роллс-Ройс, но это было совершенно невозможно. И нечто подвезло тебя прямо к трапу того, что называлось private jet’ом, и ты унёсся в рай.

С момента твоего приземления стало несомненно, что именно это и есть рай. И ни на каком небе в принципе не может быть ничего лучше.

Ты даже бухать не стал! Ну так, разве что для настроения, охлаждения и аппетита, плюс хорошее вино к авторским блюдам, которые создавали для тебя повара с именами.

Ты катался на водных лыжах, прыгал в водопады, нырял с аквалангом, ты поймал рыбу-меч, ты сам лазил на пальму срывать кокосы и сидел в засаде в джунглях, чтобы увидеть редкую бабочку.

В дни, когда ты учился пилотировать лёгкий самолёт — специально прибывшие для этого из Невады инструктора, два майора и подполковник, очень возмущались, что дома у тебя нет условий для этого увлекательного хобби — Ричард Брэнсон не мог получить разрешения на посадку в местном аэропортике.
Яхту «Пелорус» отбуксировали на полторы мили в сторону, чтобы не прерывалась ведущая к твоему окну лунная дорожка.
Когда ты отжигал в караоке, младший из лопоухих Принцев Уэльских напрасно уламывал охрану пустить и его вовнутрь.

Распластанный на палубе катамарана в полусотне миль от острова, ты встречал рассветы над вечным океаном под песни глиняных флейт и флюгельгорнов из спиральных раковин, а всю ночь шестеро безмолвных мастериц растирали твоё уставшее от плавания тело восемьюдесятью тремя разными маслами, и ты просыпался свежим, как будто и не падал вчера без сил.

В грозу ты сидел под навесом из листьев и плакал. «У нейййййй слллледы прррррроказы на рррррррукахххх, у нейййййй татттуирррованннннные зззнннаки» — ты ревел под удары грома.
А когда среди чёрно-фиолетового послегрозового неба открывалась форточка, и оттуда выстреливали солнечные лучи, ты замирал от ужаса и восхищения перед величием древних вулканов, родивших этот остров.

Ты ловил и ел свежих трепангов, поливая их сумасшедшими соусами и слизывая с плоских оливковых животов существ, которых язык не поворачивается назвать девчонками. Ты дюжинами пёр смешливых и хулиганистых мулаток. Ты сверлил и нанизывал на леску пойманный тобой самим жемчуг и раздаривал эти бусы официанткам. На подводных развалинах ты снял видеофильм — ребята из Океанографического музея Монако предоставили судно и съёмочную технику и страховали тебя на погружениях.

Это длилось месяц.

Private jet принёс тебя в твой двухмиллионный областной центр. Роллс-Ройс привёз тебя к подъезду, и шофёр в тонких кожаных перчатках аккуратно выставил из багажника на окурки шесть чемоданов с твоими сувенирами. Отдельный фургончик привёз чучело побеждённой в поединке рыбы и коллекцию вулканических минералов.

Ты вернулся в гаражи.

Знаю, дружок — тебя колбасит

 

Что менее болезненно?

Не знать, не иметь, не терять
Знать, иметь, потерять и хранить память.

 

 

 

 

стырено отсель: http://cathay-stray.livejournal.com/387390.html

 

 

Философское отступление: 8 комментариев

  1. Piramist

    Однако же…
    Действительно, дилемма…
    И единственно правильного выбора не существует — он для каждого свой…

  2. warrior

    Ну и что?
    Меня по жизни колбасит. Всегда, блин, колбасит. А еще тащит, плющит и проколбашивает. От того, от другого, от третьего. Я очень короткое время переживаю моменты когда — пестня. Потом понимаю что что-то в этой пестне не то, или фальш, или не моя сие пестня. Есть какие-то области моей жызни где пестня чаще, есть те — где пестя чаще похоронная. Но колбасит всегда. Даже не ведая тех островов, скоростей, вкуса рахит-лукума или, там, авокадо.

  3. Алла

    Если голосовать, так за «Знать, иметь, потерять и хранить память». Я считаю, что нужно попробовать, если такая возможность есть. Авось в голове что-то переключится и человек захочет изменить свою жизнь и пережить подобную «мечту» еще раз или еще не раз.

    1. warrior

      Присоединяюсь. Человек не знает. Живет себе в деревне. Коров пасет. А его большая жизненная цель так не проявляется ибо не знамо он. Или другой — бултыхается в мутном бульйоне своей жизни и никогда не пробовал йогурта. А на самом деле — он изобретатель сверхйогурта который покорит всю планету!

    2. Онтоша

      Присоединяюсь. Иначе жили бы как звери в шкурах. А так все кому-то что-то нужно, он пробует, лезет куда-то где раньше не был, других тащит на и прогресс продвигает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *