Соло на Рождество

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ СОЛО. Приднестровье, часть 2. (7 янв. 2013).
Наевшись на неделю вперёд у друзей-кумовей, можно спокойно выезжать обратно в Одессу. После приезда в Придестровье, конечно, уделилось внимание велосипедной цепи, ибо вся промокшая она грозилась заржаветь. Флакон масла, который я обычно вожу в дальние поездки, на этот раз был очень кстати.  Погода на обратную велопоездку сильно изменилась – выпавший снег прикрывал обледеневшие лужи, а температура опустилась до пяти мороза. Условия даже, на первый взгляд, ничуть меня не смутили, единственный вопрос – что с ветром?

Велосипедист Вова Гуцол

Но это можно узнать непосредственно в пути, хотя и была надежда, что ожидаемый северный поток для меня будет немного в плюс.
Позавтракав макарошками с творогом, взяв с собой пару шоколадных батончиков и мандарин, я, успокаивая домочадцев, выкатился на улицу. На часах половина десятого – самое время разгонять организм и начать солопереезд. Отложившийся за вчерашние посиделки жир должен быть нещадно растоплен. Перед тем как основательно и надолго усесться в кресле, я решил проверить поведение велосипеда на замороженном асфальте. Набрав небольшую скорость, я проехался по льду, а затем экстренно затормозил. После чего, всё мое тело с транспортным средством ожидаемо накренилось в бок и заскользило с непредсказуемой траекторией. Мне всё же удалось усидеть и не вылететь с велосипеда. Теперь стало немного ясно о предельной безопасной скорости при торможении на льду, реакции тормозов и моего вестибулярного аппарата. Для уверенности я повторил операцию и заключил, что с тормозами хорошо, а вот без них совсем плохо.

Ukraine

Проезжая в обратном направлении Красное и город Днестровск, я пытался разузнать дорогу, по которой плёлся доселе в полном мраке. Теперь же картина представлялась совсем иной: выпавший снег и яркий небесный свет так обелял ландшафт, что приходилось щуриться, высматривая мелкие объекты. Всё было таким до неузнаваемости белым, что представить тёмную ночь, какую я наблюдал в этих краях накануне, было почти невозможным.

За Днестровском был выезд в голое поле, и тут я столкнулся в лобовую с ветром. Такие колючие и свистящие порывы каждый раз норовили меня прихлопнуть своей стихией за мои дерзкие планы. Я верно рассчитал, что ветер не долго мне будет упорствовать, необходимо лишь пережить эти несколько километров, и очень скоро я добрался до пограничного Первомайска. Полевая трасса очень красиво была усеяна ледяным снегом. Очень приятно шли колёса, наезжая каждый раз на снег, глухой звук шин от асфальта тут же пропадал, как вместо него возникало ощущение, будто плывёшь в лодке по тихому озеру. Иногда приходилось выныривать на асфальт, как в этот момент мысли возвращались к дороге. Лишь изредка я встречал автомобили: что-то не много людей с утра на Рождество.

В какой-то момент я попал словно в белое облако, всё внутри него вертелось в разные стороны, ветер поднимал пригоршни снега с земли в воздух, а сверху летели новые хлопья, и всё это кружилось со всех боков так, что едва было разглядеть дорогу. В целом, я с трудом определял, где находился край дороги, и начиналось поле, как тут же примешивалось небо. Движение в этакой загадочной белой пустоте. Тут ещё я стал замечать, что начались проблемы с питьём: благодаря морозу вода в бутылке на раме быстро замерзала, превращаясь в лёд. Я понимал, что со временем она должна будет полностью обледенеть, но уже и сейчас становилось тяжело втягивать густую мороженную воду. Я пил словно молочный коктейль, с той лишь разницей, что без молока и сахара.

Подъехав к погранпункту через час после начала пути, я обнаружил совсем немного людей и машин, стремящихся выехать, лишь у окошка к таможеннику столпилась группа лиц. Все формальности, а сегодня для меня всё сводилось к тому, чтобы отдать миграционный листок, были довольно быстро и успешно произведены в кратчайшее время. Однако за эти минут пятнадцать я всё же успел быстро замёрзнуть, пока переходил через лиман на Кучурган. Особенно пальцы, пусть я их и держал в перчатках, без движения они потеряли тепло. Остановку на перекус я решил сделать чуть подальше за Кучурганом. Есть заправка одна из современных, пожалуй, единственная в своём роде по пути в Одессу, похожая на цивильную. В ней располагался тёплый минимаркет, и, что очень обрадовало, мне сварили горячий чай. Греясь жгучим напитком, мне подумалось, что как-то уж легко я проехал первый «четвертак», а ещё впереди улыбчиво светило солнце на синем небосводе. Отдохнув от холода и подкрепившись шоколадными калориями, я продолжил возвращение в Одессу.

Граница Украины

В этой части пути я двигался под сопровождением ярких солнечных лучей. Радости моей такому ультрамариновому дефициту не было предела. На душе стало значительно веселей. Ветер стал косым и уже совсем меня не тревожил. Теперь же всё моё внимание, и так продолжалось до самого последнего километра, было приковано к дорожному покрытию – оно угрожало небольшими участками открытого льда, а иногда гололёд коварно прятался под тонким слоем снега. После отдыха я покатил неожиданно шустро: на ровных участках удавалось держать темп до двадцати пяти километров, и это не могло не вселять оптимизм.

В таком духе я мчал более полутора часов безо всякой устали. Затем, миновав Васильевку и вскарабкавшись на возвышенность, я высмотрел на обочине ряд деревьев и остановился возле них. Уже через полминуты весь мой жар улетучился и пять мороза меня очень бодрили, как бы намекая, что нужно отдыхать быстрей. Глотки ледяного коктейля из воды немного ухудшали мне релаксирующее состояние. Пришлось достать воду из рюкзака, хоть тоже и ледяная, но всё же в жидком состоянии и безо льда и снега, ею можно было как-то напиться. Невзирая на мороз, я держался строгого режима потребления воды: каждые пятнадцать-двадцать минут по пару глотков, я с усилием втягивал мокрый снег внутрь себя.

Простояв на стоянке десять минут, и поглотив батончик с околелой мандаринной, я собрался выезжать дальше. Оставалась ещё половина пути. Настроение приподнятое, а это самое главное, особенно когда держишь путь один. Давала о себе знать ещё одна особенность после перерывов: на морозе снятые перчатки до того охлаждались, что снова их одевая, пальцы попадали в царство льда, уже совершенно не подчиняясь моим командам. При этом удерживать руль становилось всё трудней, так как хватался за грипсы я сжатыми кулаками. В таком положении приходилось ехать ещё минут двадцать, и ждать, пока ледяные перчатки вновь не отогреются и пальцы не начнут оживать и разжиматься как следует.

Дорога домой мне почудилась чаем с лимоном. Так, поплыли перед моими глазами рождественские угощения – горячие варенички с картошкой и капустой, поджаренные рёбрышки с грибочками, селёдочка, салат оливье, котлеты, так же я знал, что по нашей семейной традиции ожидался холодец на петухе, кофе с тортом… Но вдруг резкая вспышка – передо мной выросла яма, за которой я увидел ледовую полосу, по которой уже ехал боком, устремясь в дерево. Я едва смог удержать руль и выкатил снова на дорогу. Мигом разлетелись в разные стороны предательские мысли, едва не приведшие к неприятностям. Метров только через тридцать я пришёл в себя, продолжая покручивать педалями.

Велосипедная остановка

Всё ближе подкатывая к Одессе, погода всё больше ухудшалась. Единственное, чему я ещё радовался, так это косому ветру в левое плечо. Всё-таки сегодня он меня больше подгонял, чем останавливал. Кое-где по ровным участкам можно было хорошо раскрутить педали, да и подъёмы давались не так тяжело, если обочина позволяла: потому как небольшой гололёд довольно часто встречался по краю дороги. Небо же было затянуто облаками и тёмными тучами, того и гляди вот-вот посыплется снег и начнётся что-то весёлое. Картина вокруг из ярких цветов, которую я наблюдал последние два часа, вдруг превратилась в серые тона.

Следующую остановку я устроил аж через полтора часа пути в Дальнике. Ещё только подъезжая к магазину, я невольно начал ёжиться наперёд, ожидая, что всего через несколько минут мне придётся замёрзнуть. Но деваться было некуда: уж сильно захотелось поесть и по-человечески напиться какой-нибудь воды, а не разжёвывать полумороженный снег вперемешку с густой жидкостью, во что непременно и превратилось содержимое бутылки за несколько часов езды.

В магазине я разжился на вишнёвый сок в тетрапаке, который мне показался довольно теплым, хотя это было, конечно же, не так. Не жалея зубов, я жадно разгрыз последний шоколадный батончик. Докупил ещё один и тут же его поглотил. Миновало уже восемьдесят километров. Оставалось самую малость, всего часик, и можно праздновать Рождество в тепле и уюте с горячими вареничками…

Вишнёвый сок в тетрапаке довольно удобно насадился на флягодержатель. Вообще, он у меня металлический, и при особом нажиме флягодержатель может принимать любую форму, что очень удобно. Свою первую купленную флягу я когда-то уронил на асфальт и сломал. С тех пор её место занимают самые разнообразные ёмкости и бутылки. Одна же была удостоена особого почёта, купленная ещё в Чехии во время европейского велотурне, за её эргономичность и крышку я с ней не расставался. Но на подобные морозные вылазки эти пластиковые бутылки ни к чему – тут должен быть термос и ничего другого. Ничто так не ободряет в холодной дороге, чем глоток-другой кисло-сладкого горячего чаю с лимоном.

Медитативная тишина и покой, сопровождающая в велопоездке, словно тающая снежинка испаряется, когда въезжаешь в суету городского шума. Моё солопутешествие заканчивается там, где я вижу кучи спешащих на тротуарах людей, или же при виде очередей на остановках. Причём, очередь из общественного транспорта зачастую превышает кучку людей на остановках. В общем, одни очереди выстроились вслед за другими очередями, а к этим примыкают третьи, и так выстраиваются упорядоченные хаосы на дорогах, тротуарах, лестницах, залах и подвалах нашей дремучей городскоутробной жизни.

Через пять минут изменился и цвет ландшафта: белого ровного полевого снега нигде уже не видать, вместо этого кругом серо-чёрное болото, во что проезжающие автомобилисты успели и меня забрызгать и закрасить. Выкручиваясь по улице Водопроводной, я обнаружил, что уже еду без сока – должно быть вылетела пачка на одном из поворотов. Ещё рывок за, а потом перед и мимо, маршруток как я уже возле дома. Так пролетели чуть более шести часов, что очень неплохо, чем поездка из Одессы в Красное. Назад я успел до темна за пять пятьдесят времени на колёсах. Слегка уставший и очень довольный, я втаскивал свой вел по этажам к себе домой. Тут меня ожидало небольшое разочарование: никакого семейного праздничного стола, всё перенеслось на другой день. А так хотелось горячих рождественских вареничков с мороза и напиться горячего чаю.

Гуцол В.

 «Спортивна Одещина»    —  vk.com/sportodessa

 

 P.S.  Огромное спасибо всем читателям. Ваши положительные отзывы очень дороги для меня. Рад, что кому-то мои рассказы доставляют моральное удовольствие, может, заставляют сесть и прокатиться, а может и находят светлые места в ваших велосипедных сердцах.  Дорог ещё много, буду ездить — буду писать.

Соло на Рождество: 5 комментариев

  1. Piramist

    Да, ты прав — дорог ещё много!
    Вот их и пытаемся как можно больше обкатать и во многих местах хочется побывать…
    А после твоих рассказов еще больше хочется!…
    Спасибо огромное за твои очерки!…
    В них много вложено и физических и умственных усилий…

  2. warrior

    Вова, красава! Слов нет ты умеешь и красиво ехать и красиво писать! Заразил! Мне очень захотелось на выходные наплевать на все и поехать тоже. Но пришел дождь и сломал все планы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *